hebe_frivolous wrote in chitate_li

Categories:

Любовная vs гражданская лирика Ахматовой

Творчество Ахматовой принято делить на три периода: ранний — до 1920-х. Послеоктябрьский — со сталинского десятилетия и до смерти вождя и зрелый — когда она подводит итоги и живет более-менее спокойно, не вздрагивая из-за каждого шороха.

Ахматова с сыном. Фото 1926 г.
Ахматова с сыном. Фото 1926 г.

Для каждого из этих этапов Ахматова написала программное произведение. Ну почти. 

Почти, потому что на раннем этапе любой из ее сборников может считаться программным. «Четки», «Белая стая», «Anno Domini MCMXXI», в последнем переплелась любовь и война — все они квинтэссенция таланта поэтессы, который проявился очень рано. Именно в этом ее гений — в очень раннем старте.

В сталинскую эпоху, в связи с арестом сына и необходимостью носить ему передачи, стоять в тюремных очередях, Ахматова получила, выражаясь современным языком, психологическую травму. Довольно сложно, невозможно представить муки матери, вынужденной носить передачи сыну в тюрьму. Причем сын — не уголовник, а инакомыслящий, не вписавшийся в режим, как еще 9 миллионов других человек.

Программным произведением, родившимся в тюремных очередях (о том, как в них стояли, сидели, а иногда и носили передачи уже расстрелянным, пишет Лидия Чуковская в своих мемуарах «Воспоминания об Анне Ахматовой» — по ссылке текст книги в pdf-е в свободном доступе), выступает «Реквием».

«Реквием» — очень тяжелая вещь, воплощение вселенской муки и горя. Само название говорит о том, что в поэме поминают мертвых, в тексте много аллюзий на Страсти Христовы.

«Поэма без героя» — итог зрелого периода Ахматовой. Да, простят меня ахматоведы, но произведение это — слабое подобие ранних стихов, таких сюжетных, таких конкретных, берущих за душу, от которых мурашки по коже.

Вот это стихотворение 1914 г. — это шедевр:

Был он ревнивым, тревожным и нежным,

Как Божие солнце, меня любил,

А чтобы она не запела о прежнем,

Он белую птицу мою убил.


Промолвил, войдя на закате в светлицу:

«Люби меня, смейся, пиши стихи!»

И я закопала веселую птицу

За круглым колодцем у старой ольхи.


Ему обещала, что плакать не буду,

Но каменным сделалось сердце моё,

И кажется мне, что всегда и повсюду

Услышу я сладостный голос ее.

... а вот эти строфы из «Поэмы без героя» ну, так себе...:

Крик: «Героя на авансцену!»
Не волнуйтесь, дылде на смену
Непременно выйдет сейчас...
Что ж вы все убегаете вместе,
Словно каждый нашел по невесте,
Оставляя с глазу на глаз
Меня в сумраке с этой рамой,
Из которой глядит тот самый
До сих пор не оплаканный час.
Это все наплывает не сразу.
Как одну музыкальную фразу,
Слышу несколько сбивчивых слов.

На Лайвлибе, кстати, большинство отзывов именно о ранних ахматовских стихах. Люди до сих пор взахлеб читают то, что было написано больше ста лет назад. И плачут от восторга.

А гражданскую лирику Ахматовой не читают. Потому что тяжело, потому что не интересно, не берет за душу, хоть и описаны страдания.

Я глубоко убеждена, что не случись четырежды ареста Льва Гумилева (самыми страшными были, конечно, последние два, в которых он получил совокупно 15 лет лагерей), русская литература в лице Ахматовой получила бы второго Пушкина. Она бы даже превзошла его. У нее имелся огромный потенциал, и ранние стихи безусловно доказывают это.

Партия тогда воевала против собственного народа и в эту мясорубку, увы, угодила Ахматова. 

Но слава Богу у нас все же есть ее ранние стихи. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic