lebedinsky2 wrote in chitate_li

Ерундопель к новогоднему столу

«Икры салфеточной четверть фунта, масла прованскаго, уксусу, горчицы, лучку накрошить, сардинки четыре очистить, свѣжiй огурецъ и пять вареныхъ картофелинъ... Ерундопель — выдумка привозная. Кажется, изъ Питера. Какой–то литературный генералъ его выдумалъ...»

Пётр Боборыкин.
Пётр Боборыкин.

Про "литературного генерала" — это был жырный намёк. Боборыкин нескромно намекал на самого себя. Ведь рецепт ему же и принадлежит. А цитата в эпиграфе — из романа «Китай–город», 1882 год.

Родина ерундопели — роман «Китай–город».Пётр Дмитриевич вообще был знатным выдумщиком. Среди прочего он изобрёл "интеллигенцию", о чём не писал разве что ленивый. Но это тема уже раскрыта и закрыта. А вот ещё об одном боборыкинском изобретении на dirty пока не упоминали. Поэтому я позволю себе обширную цитату...

[...]
Казначей крѣпко пожалъ руку Теркина и поглядѣлъ на него какъ–то особенно весело.
— Изволили сегодняшняго числа на пароходѣ прибѣжать? — спросилъ онъ маслянистымъ, пріятнымъ баритономъ.
— Нѣтъ, вчера вечеромъ, поздно угодилъ, — отвѣтилъ Теркинъ​, впадая въ мѣстный говоръ.
— Вотъ сюда, присядьте! — усаживалъ его настоятель. — Чайку? Пелагея Ивановна. Предложите имъ.
— Съ моимъ удовольствіемъ, — отозвалась попадья и спросила Теркина​, какъ онъ желалъ: покрѣпче или послабѣе.
— На собственномъ пароходѣ изволили прибыть? — спросилъ привѣтливо настоятель, садясь около гостя, на краю дивана; взялъ въ руки блюдечко, потомъ пояснилъ остальнымъ: — Василій ​ Иванычъ — хозяинъ парохода «Батракъ», въ томъ же товариществѣ... знаете, ​ отецъ ​ казначей... мы еще на ярмарку бѣжали... на одномъ... кажется, «Бирючъ» прозывается... прошлымъ годомъ?
— Какъ же!.. Еще капитанъ — такой душевный человѣкъ. Даромъ что побывалъ въ тундрахъ Сѣвера!..
Казначей подмигнулъ и засмѣялся.
[...]

Роман «Василій Теркинъ» был закончен в 1892 году и, возможно, никогда бы не всплыл на поверхность в XX веке, если бы не один бдительный майор, который написал письмо Твардовскому. Из письма:

[...]
"Недавно прочитал я роман П.Д. Боборыкина «Василий Тёркин». И, откровенно говоря, почувствовал большое смущение: что есть общего между его и вашим Василиями Тёркиными? Чем похож ваш Вася Тёркин — умный, весёлый, бывалый советский солдат, действующий во время Великой Отечественной войны и с великим патриотизмом отстаивающий свою Советскую Родину, — на купца–пройдоху, выжигу и ханжу Василия Ивановича Тёркина из романа Боборыкина? Так почему же вы выбрали для своего (да и нашего) героя такое имя, за которым уже скрывается определённый тип и который уже описан в нашей русской литературе? Неужели вами руководило соображение родственности этого, уже описанного, типа и созданного вами? Но ведь это оскорбление для бывалого солдата Васи Тёркина! Или это случайность?"

[...]

Александр Твардовский — шарж Иосифа Игина, 1956 год.
Александр Твардовский — шарж Иосифа Игина, 1956 год.

Упс! — подумал Александр свет Трифонович. Это был, конечно, профессиональный прокол. Причём довольно сильный. Но советский классик всё–таки решил ответить. Всем сразу. Вряд ли его смутило письмо майора, а вот коллеги по цеху, наверняка, застебали. Однако отвечая, прокололся опять, выдав ненароком инфу о литературных неграх (или, если угодно, о "бригадном подряде"):

"Сознаюсь, что о существовании боборыкинского романа я услыхал, когда уже значительная часть «Тёркина» была напечатана, от одного из своих старших литературных друзей. Я достал роман, прочёл его без особого интереса и продолжал свою работу. Этому совпадению имени Тёркина с именем боборыкинского героя я не придал и не придаю никакого значения. Ничего общего между ними абсолютно нет. Возможно, что кому–нибудь из нас, искавших имя персонажа для фельетонов в газете «На страже Родины», подвернулось это сочетание имени с фамилией случайно, как запавшие в память из книги Боборыкина. И то сомневаюсь: нам нужен тогда был именно Вася, а не Василий; Васей же боборыкинского героя никак и не назовёшь — это совсем иное. Что же касается того, почему я впоследствии стал именовать Тёркина больше Василием, чем Васей, это опять дело особое..."
Как был написан "Василий Теркин"», 1966)

Вот такая приключилась ерундопель...

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic