napoleon_6 (napoleon_6) wrote in chitate_li,
napoleon_6
napoleon_6
chitate_li

Categories:

Евгений Лисин. Вепрь и все-все-все



Юмористический фанфик по миру «S-T-I-K-S» Артёма Каменистого. С Вини Пухом и ружьями…


Вепрь и все-все-все


Утро выдалось тяжёлым, голова болела дико, на виски давило просто жуть. «Сколько же мы медовухи выпили вчера с Винни?» Этот вопрос крутился у Пятачка в голове уже с пяток минут.

Снаружи послышался топот. Вот Пух, тот ещё урод. Знает же, что башка разрывается и нарочно топает, гад! Заскрипели ставни закрытого окна, какая-то непонятная шипастая лапа скользнула внутрь и исчезла. Похмелье начало резко спадать. Пятачок, потихоньку начал пробираться к чулану, где у него хранилось ружье. Достав ствол, поросёнок почувствовал себя уверенней:

- Эй, наглая рожа, входи через дверь, открыто! Тут медовухи осталось чуток, здоровье поправишь!

С улицы донеслось довольное урчание, и в следующий момент дверь слетела с петель. На пороге стоял видоизменный Винни-Пух, с шипастыми лапами и телом, покрытым хитиновой броней. У Пятачка отвисла челюсть, и он чуть не выронил ружьё. Чёрт с ним, с непонятным видом медведя, но Винни-Пух был диснеевским. Он вспомнил тот компакт-диск с мультиком, про похожих персонажей с другой стороны океана, который они смотрели всей толпой у Совы. Но откуда он здесь?? Нет, это явно не похмельный глюк!

- Стой гнида и не приближайся!

Заморский медведь, не смотря на предупреждение, тихо поуркивая, и раскинув широко лапы, приближался к поросёнку.



- Я ж тебя падлу предупредил. Так получай!

Ружьё выстрелило будто само, и диснеевский медведь от полученного заряда завалился на спину и затих.

Пятачок вытер пот со лба, испугаться, как следует, он не успел, но предательская дрожь уже начала бить по телу. Поросёнка колотило от страха минут десять...

- Пятачок, ты жив остался, как я погляжу! - раздался знакомый голос.

Поросёнок закрутил головой, рядом с выбитой внутрь дверью, из пустоты материализовался Винни-Пух в камуфляже, и с топором в лапах, но такой знакомый и такой родной.

- Ух ты! - глядя на поверженную тварь, изумился Пух, - топтуна с одного заряда завалил!

- Может, топтыгина? - испуганно пискнул Пятачок.

- Не, Пятак, это топтун, ну-ка, помоги мне перевернуть этого монстра на живот.

Минуты за три они перевернули диснеевское чудо.

- И где ж ты гнида так отожраться то успел? - нахмурил брови Винни, - не иначе как… Епатий Коловратий, так вот кто мой мёд вместе с пчелами сжирал!

Не в силах сдержать ярость, Пух немного попинал своего заморского тёзку.

- Ну-ка, гляну, что ты взамен отдашь.

И ловким движением Винни достал откуда то нож, и вонзил его в затылочную часть монстра. Пятачка от увиденного вывернуло наизнанку.

- Ничего, Пятак, скоро привыкнешь, и сам будешь так же делать. Ну, что тут у нас? Вот счастье то привалило, четыре горошины и двенадцать споранов. Живём, Пятак! Кстати, ты как? А то из-за этой твари, у меня главный вопрос вылетел.

- Да вот мутит немного, мы ж с тобой вчера литра три-четыре медовухи твоей фирменной вылакали.

Винни почесал башку и достал флягу:

- На-ка, глотни чуток. Но не более трёх глотков.

Пятачок вырвал из лап медведя фляжку:

- О, божественный нектар! Сейчас меня попустит.

И, сделав большой глоток, Пятачок чуть не выплюнул содержимое на пол.

- Винни, а на хрена ты в медовуху грибы добавил, да судя по запаху ещё и протухших?

- Ты пей-пей, глотай. Три глотка не больше. Да и не Винни меня больше зовут. Теперь меня Пики-Бух кличут. Сова, вернее Анжелика, так нарекла меня, крёстная моя, ссс-обака злая. У всех погоняла как погоняла, а у меня… О, тебя ж окрестить надо!

- Зачем? Мне Пятачок нравится.

- Забудь, Пятачок остался в том мире, а это мир новый, я тебе о нём вкратце расскажу, а более подробней, Со, тьфу Анжелика расскажет, она же умная. Но сначала крестины. Так, Пятак - банально, Хряк - не дорос, Поросёнок - не катит, медовуху жрёшь как свин. О, Свин. Да нет, не то. Кабан, ближе-ближе...

Бегающие глаза медведя остановились, и взгляд Буха сосредоточился на диснеевском персонаже.

- О, придумал, будешь ты Пятак, Вепрем зваться!

- Хм, а мне нравится! - пискнул довольно новоиспечённый Вепрь.

- Ну ништяк, а Дар у тебя уже открылся? Хотя рано спрашивать.

- А это как?

- Понятно, это у Анжелы, да блин, у Анжелики спрашивать надо. Она у нас – Знахарь, она тебе и скажёт, что за Дар у тебя прорезался. Она сюда, в Улей, первая провалилась.


- В Улей? Винни, с тобой всё в порядке? Или у тебя с похмелья всегда о медовых приблудах речи прут.

- Ты, свинья иммуная, не умничай и не перебивай. А то в рыло, без базара, огребёшь. И не Винни, а Пики. Запомни это. Или Бух. Ну Анжелка, ссс-обака злая! Запомни, я - честный рейдер Пики-Бух.

Вепрь примерительно вскинул лапы вверх.

- Всё, молчу-молчу, Пики!

- На вот, лучше ещё живца хлебни.

Вепрь хлебнул из фляжки:

- Ну и пойло, но зато реально с похмелья, раз - и живой!

- Вот и хорошо. Давай дверь приторочим, да топтуна на улицу выкинем, а то смердить начнёт. А так эта тварь послужит нам ещё, пустышей с бегунами разгонит малёха!

Спустя минут десять Бух с Вепрем собрались у стола.

- Ну давай, Вепрь, обмоем твои крестины и попадание в Улей!

Медведь с поросёнком хряпнули по полкружки.

- Вот что, Вепрь, на-ка почитай, это памятка для тех, кто в этот мир попал. Таких рыл, как мы с тобой, попаданцы называют. Так, что провалились мы сюда навсегда.

Пока поросёнок начал просматривать памятку, медведь выставлял на стол нехитрую снедь из пятачковых запасов. Поросёнок по диагонали прочёл брошюрку с названием "Папрашу пападанца внематильна прачесть" за подписью Анжелики. А поскольку у него была фотографическая память, то брошюра была изучена за полторы минуты. Поросёнок обогатился недюжинными познаниями выживания в этом странном мире. Тем временем медведь накрыл на стол.

- Прошу к столу, Вепрь! Будем разговоры вести да пьянствовать в меру. Новичкам принято помогать.

Поросёнок присел к столу, и вытер пот со лба:

- Делааа… Значит Со, тьфу, Анжелика первая попала в Улей? А как же она узнала про устройство этого мира?

- Ну Вепрь, это проще простого, она, до попадания в Улей, книжки про Стикс собирала и читала. Я сам их видел, штук тридцать точно, из них даже пару прочёл, но не зашло, здесь, в реале покруче будет, чем в книжонке. Поэтому наша Анжелика самая умная, всё из книг узнала.

- А имя то откуда такое диковинное?


- Ну, бабам в этом моменте проще, они сами себе имя выбирают, ну вот Сова в Анжелику и перекрасилась. Кстати, книги про Анжелику я у неё видел, тоже туева куча. Подозреваю, что имечко себе оттуда приватизировала!

- Слушай, а наши все здесь?

- Ага, только тебя не хватало, три года тебя свинью дожидались. А так все тут: и кролик, и осёл, и сова, и я. Кролик с ослом сюда вторыми провалились. Анжелика их окрестила тоже, кролика Косым назвала, осёл кликуху Бензин отхватил.

- Бензин??

- Ага, ну Иа, а она переволновалась и Аи его назвала. Потом вспомнила, что в старом мире, бензин под такой маркой выпускался. Вот так осёл Бензином и стал.

- Прикольно, Пики, а тебя за что так?

Медведь глубоко вздохнул, взял кружку медовухи и осушил её до дна.

Рассказ полностью на страничке автора с комментариями



Tags: современная
Subscribe

  • Д. Быков "Июнь"

    Быкова я очень люблю, а вот познакомиться с его творчеством в жанре фикшн получилось только сейчас. Впечатления незабываемые!…

  • «Лавр» Водолазкина: историография русской души

    Роман Е. Водолазкина «Лавр», рассказывающий о жизни и смерти травника Арсения — произведение безусловно постмодернистское. Только…

  • Чем мне не понравилась Донна Тартт

    «Тайная история» — первое, что я прочла у нашумевшего пулитцеровского финалиста. Второго шанса у него не будет. Книга совсем не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments

  • Д. Быков "Июнь"

    Быкова я очень люблю, а вот познакомиться с его творчеством в жанре фикшн получилось только сейчас. Впечатления незабываемые!…

  • «Лавр» Водолазкина: историография русской души

    Роман Е. Водолазкина «Лавр», рассказывающий о жизни и смерти травника Арсения — произведение безусловно постмодернистское. Только…

  • Чем мне не понравилась Донна Тартт

    «Тайная история» — первое, что я прочла у нашумевшего пулитцеровского финалиста. Второго шанса у него не будет. Книга совсем не…