hebe_frivolous wrote in chitate_li

Categories:

«Лавр» Водолазкина: историография русской души

Роман Е. Водолазкина «Лавр», рассказывающий о жизни и смерти травника Арсения — произведение безусловно постмодернистское. Только современный писатель может так гладко описать историю жизни средневекового человека, не скатившись при этом в вычурный старославянский «штиль». 

Сам автор где-то говорил, что роман его — экспериментальный. Это воплощение его научной работы (Водолазкин специалист по древнерусской литературе) в художественной форме. Переложение житийного, палейного и хроникального жанра на современный лад. Не только описаний и повествований, но и диалогов. Из-за этого последние становятся насквозь ироническими и напоминают тексты Ильфа и Петрова.

Примером иронического стиля может служить реплика псковского юродивого Фомы:

Твою дивизию, в сердцах воскликнул юродивый Фома. Так ведь русский человек – он не только благочестив. Докладываю вам на всякий случай, что еще он бессмыслен и беспощаден, и всякое дело может у него запросто обернуться смертным грехом. Тут ведь грань такая тонкая, что вам, сволочам, и не понять.

Помимо слова «дивизия», которое, согласно этимологическому словарю, вошло в употребление с эпохи Петра I, мы имеем дело с прецедентным текстом «бессмыслен и беспощаден» (вспомните из какого он литературного произведения, не подглядывая в Гугл?). И оцените красоту фразы с краткими прилагательными! А кроме этого с устойчивым сочетанием «тонкая грань», которое сложилось уже в наше время.

«Лавр» состоит из четырех книг, в каждой из которых герой символически умирает и возрождается. В каждом временном промежутке у него новое имя, как и заведено в православной традиции: смена жизненных вех (рождение, крещение, пострижение) маркируется новым именем, символизирует обновленного человека.

Роман вполне можно назвать травелогом, потому что Арсений свою жизнь проводит на ногах. Он идет по Руси, останавливаясь на некоторое время в слободах и городах. Через Польшу, немецкие земли, Венецию достигает Иерусалима и возвращается домой. В конце жизни уходит от людей и строит себе пещеру, где живет затворником. Но люди все равно находят его и вовлекают в «социальные отношения».

В качестве блога, т.е. места, где можно делиться впечатлениями и размышлять о произошедшем, Арсений использует мысленные диалоги с Устиной. Из них мы узнаем, о его отношении к тем или иным событиям, а в период юродствования героя в Пскове и его ответы на вопросы Фомы, и реплики в диалогах с горожанами. Потому что юродивые ведь не говорят как мы.

Библейский мотив о спасении души, как мне кажется, один из ключевых в романе. К нему относятся и дар исцеления Арсения (лечить молитвой), и его вступление на путь подвижничества (спасти душу возлюбленной Устины), и паломничество в Иерусалим (отмолить дочь посадника, погибшей без покаяния), и отказ молится, чтобы случился выкидыш (об убийстве не просят).

Квинтэссенцией мотива может служить притча о «воине, впавшем в блуд с женой земледельца после покаяния», найденная в бумагах Амвросия. Воин умер сразу после прелюбодейства и должен был, претерпев мытарства, попасть в ад, поскольку у ангелов не нашлось добрых дел, чтобы покрыть последний грех. Однако, воин взмолился ангелам, и один из них, под свою ответственность, вернул воина к жизни. Тот возопил из своей могилы, и монахи откопали его. Ибо только в жизни земной душа может спастись, только здесь для этого есть средства и возможности. После смерти уже поздно, а история с воином — исключение, подтверждающее правило.

«Лавр» — это третья книга, которую я читаю у Водолазкина. Взялась за нее, потому что очень понравилась первая: сборник пьес «Сестра четырех». Удивительным образом не понравилась вторая «Инструмент языка. О людях и словах», бросила почти в самом начале.

 А вы читали «Лавра»? А «Авиатора»? Его тоже очень хвалят.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic