hebe_frivolous wrote in chitate_li

Category:

Кем и когда было написано "Слово о полку Игореве"?

"Слово о полку Игореве" — произведение древнерусской литературы, которое мы изучаем в школе одним из первых.

Титульный лист "Слова" в издательстве Academia, 1934 г. с палехским орнаментом. Источник: Википедия
Титульный лист "Слова" в издательстве Academia, 1934 г. с палехским орнаментом. Источник: Википедия

Сюжет знаком каждому: князь Игорь Новгород-Северский, лицо, прямо скажем, совершенно непримечательное в реальной истории, выступает в 1185 году в поход на половцев. Перед походом происходит солнечное затмение, что в былинах всегда предвещает неудачу. Но князю очень хочется воевать, поэтому он не обращает внимания и на другие предзнаменования (вроде брешущих лисиц и грающих ворон) и отправляется в экспедицию.

Трехдневное сражение на реке Каяле оканчивается поражением русичей. Четырех князей, в том числе и Игоря берут в плен.

После этого в книге наступает время плачей по погибшим (знаменитый плач Ярославны, жемчужина древнерусской поэзии, по мнению многих литературоведов), а по завершении плачей — размышлений о половцах, которые опять пошли воевать Русь.

Плач Ярославны. Худ. В. Г. Перов, 1881 г.
Плач Ярославны. Худ. В. Г. Перов, 1881 г.

Скажем здесь в очередной раз о половцах. Эта кочевая народность испокон веков жила рядом с русичами. Князья с дружиной сотни раз ходили воевать половцев, потом столько же раз братались с ними, женились на их дочерях и сестрах, а затем, в очередной раз разобидевшись на какой-нибудь пустяк, шли на них войной.

То есть нельзя сказать, что половцы были зачинщиками и всегда нападали на Русь первыми. Вовсе нет. Князья, кротостью и человеколюбием не отличавшиеся, даром что крестились в православную веру, совершенно спокойно могли напасть первыми. Понабрать рабов или добычи и перебить бывших друзей.

Изгнание хана Батыги. Иллюстрация к былине. Худ. И. Билибин, 1941 г. На рисунке изображены половцы
Изгнание хана Батыги. Иллюстрация к былине. Худ. И. Билибин, 1941 г. На рисунке изображены половцы

Кстати, когда какому-нибудь князю требовались воины, например, чтобы пойти и убить собственного брата, который почему-то решил, что власть в некоем городе принадлежит ему, а не этому нашему князю; то набирал себе подмогу как раз из половцев. Если князь побеждал родственника, то дружина его грабила город и забирала приглянувшееся барахлишко. Не гнушались и церковными ценностями, храмы-то не свои, чужие, значит можно.

Но вернемся к "Слову" и нашему князю Игорю.

После побоища Игоря Святославича с половцами. Худ. В. М. Васнецов, 1880 г.
После побоища Игоря Святославича с половцами. Худ. В. М. Васнецов, 1880 г.

В конце истории Игорь бежит из половецкого плена, правда, неизвестно каким образом — в "Слове" об этом не сообщается, возвращается домой и обнимает свою Ярославну.

Впервые рукопись "Слова о полку Игореве" всплывает в 1791 году, т. е. почти через 600 лет после того, как была написана. Екатерина II отдает распоряжение о сборе письменных древностей по монастырям, где в числе прочих манускриптов и обнаруживается "Слово".

В последние десятилетие 18 века список "Слова" оказывается в руках у графа А. И. Мусина-Пушкина, известного книголюба и собирателя древностей. По одной из версий граф присвоил рукопись, углядев ее в запасниках Кирилло-Белозерского монастыря. По другой, озвученной им самим, — приобрел у архимандрита Спасо-Ярославского монастыря Иоиля (Ивана) Быковского.

А. И. Мусин-Пушкин. Неизв. художник. Ок 1790-х гг.
А. И. Мусин-Пушкин. Неизв. художник. Ок 1790-х гг.

В 1800 году Мусин-Пушкин публикует "ироическую песнь", внеся многочисленные редакторские правки и добавив от себя несколько фрагментов. Текст древнего сочинения был снабжен комментариями самого Мусина-Пушкина, который собственноручно же сделал перевод со старославянского на современный язык.

"Слово" произвело в российском культурном пространстве эффект разорвавшейся бомбы. С текстом ознакомились абсолютно все читающие и мыслящие люди. Потом делились впечатлениями от прочитанного и обсуждали.

Титульный лист первого издания "Слова о полку Игореве"
Титульный лист первого издания "Слова о полку Игореве"

Известный и нелюбимый адептами новой хронологии историк А. Шлёцер опубликовал восторженную рецензию на "Слово".

В 1804 году "Слово" перевели на польский, чтобы с ним смогли ознакомиться и братья-славяне. Общество любителей русской словесности провело бесчисленное количество заседаний, на которых обсуждался новый литературный памятник.

Почти сразу же после выхода "Слова" в печать стали раздаваться голоса что оно — подделка. Слишком уж невероятным было его появление. Почему целых 600 лет о нем ничего не было известно? Кто автор этого сочинения, неужели народ? Перекликается ли оно с другими произведениями древнерусской литературы?

Последний вопрос встал особенно остро в 1865 году, когда было опубликовано еще одно чудесно обретенное литературное произведение средневековой Руси — "Задонщина". В этом древнерусском памятнике, написанном в 14 веке по горячим следам, повествуется о Куликовской битве, произошедшей, как известно 8 сентября 1380 года. На Куликовом поле, между Доном и Непрядвой в неравной битве (русских около 50 тысяч — ордынцев около 120 тысяч) сошлись московское войско Дмитрия Донского и Мамаева Орда.

Куликовская битва. Худ. А. Ивон, 1859 г.
Куликовская битва. Худ. А. Ивон, 1859 г.

Однако, до момента, когда у "Слова" появился образец для сравнения, произошел один неприятный инцидент. В 1812 году, во время Московского пожара, устроенного по слухам армией отступающего Наполеона, а на самом деле тогдашним московским губернатором, графом Ростопчиным, вместе со всей библиотекой Мусина-Пушкина в огне погиб древнерусский оригинал "Слова о полку Игореве". Остался только отредактированный печатный текст книжки 1800 года.

С 1830-х годов в научном сообществе развернулись дискуссии относительно подлинности "Слова". Вся мыслящая общественность распалась на два лагеря. Одни вместе со Шлёцером были искренне убеждены, что рукопись подлинная, написанная именно в 12 веке. Другие считали, что "Слово" — новодел, написанный в диапазоне от 15 до 18 века.

Пожар Москвы 1812 года. Худ. И. К. Айвазовский, 1851 г.
Пожар Москвы 1812 года. Худ. И. К. Айвазовский, 1851 г.

Нашлись и те, кто обвинил Мусина-Пушкина в намеренной фальсификации, слишком мутной казалась им история покупки драгоценного манускрипта. К тому же рукопись очень уж вовремя исчезла, поэтому о том, что в ней было, приходилось верить на слово графу. На контакт тот шел неохотно.

Незадолго до своей трагической смерти о "Слове" высказался А. С. Пушкин. Поэт был убежденным сторонником версии о подлинности памятника. Он уловил витающий в тексте дух древности, подделать который, Пушкин был уверен, невозможно.

Портрет Александра Сергеевича Пушкина. Худ. В. А. Тропинин, 1827 г.
Портрет Александра Сергеевича Пушкина. Худ. В. А. Тропинин, 1827 г.

"Кто из наших писателей в 18 веке мог иметь на то довольно таланта?" - спрашивает поэт и сам же предлагает кандидатуру Карамзина. Но Карамзин не владеет поэтическим слогом. Может быть Державин, он как раз поэт? Но Державин на родном-то языке говорит еле-еле, куда уж ему былины на старославянском писать. А кроме того фальсификатор не стал бы брать главным героем никому не известного князя и позорный, а вовсе не героический поход. И потом в "Слове" масса архаических слов и оборотов, нужно быть гениальнейшим филологом, чтобы написать "старым штилем" целое произведение.

Серьезные аргументы о том, что "Слово" подделка, необязательно сфабрикованная намеренно, были высказаны в 1890 году Луи Леже, известным французским славистом (т.е. специалистом по славянской культуре и речи). Леже уверял, что народ не может считаться автором "Слова", слишком мастерски оно сделано.

Луи Леже. Фото: 1910-е гг. (?)
Луи Леже. Фото: 1910-е гг. (?)

Проблема в том, писал Леже, что "Слово" просто перенасыщено всякими фольклорными штучками, можно сказать забито ими под завязку. Русских воинов автор буквально на одной странице называет то русскими сынами, то внуками Стрибога, бога ветров, или Велеса, бога стад и прочая, и прочая, и прочая. Слишком много эпитетов для действительно фольклорного произведения, слишком много славянизмов. Все как-то приторно и чересчур.

Споры продолжились в советской исторической науке. Адепты традиционного взгляда ("Слово" написано в 12 веке и точка) защитили массу диссертаций по вопросу, организовали множество конференций и круглых столов. Их противники вели в основном "подпольную" научную деятельность. За высказывание мнения, идущего вразрез с марксистско-ленинским методом в истории, можно было и схлопотать.

Самым большим вольнодумцем, защищавшим версию о позднем происхождении "Слова", стал известный историк А. А. Зимин. В 1960-е годы он написал громаднейший труд, незатейливо озаглавленный: "Слово о полку Игореве". Работа увидела свет только в 2006 году, когда появилась возможность открыто выражать мнение по таким неудобным вопросам как датировка древнерусского памятника.

А. А. Зимин. Фото: 1970-е гг (?)
А. А. Зимин. Фото: 1970-е гг (?)

В своей книге Зимин доказывает, что "Слово о полку Игореве" написано не в 12, а в 18 веке. Этот вывод он делает после анализа летописных источников, текста "Задонщины" и "Сказания о Мамаевом побоище" из Ипатьевской летописи.

Зимин был уверен, что не "Слово" повлияло на "Задонщину", как считалось в традиционной историографии ("Слово" ведь написано на два века раньше), а, напротив, "Задонщина" повлияла на "Слово". Именно из "Задонщины" современный (в определенной степени) автор истории о походе Игоря черпал свое вдохновение. Свои выводы историк подкрепляет многочисленными примерами из обоих памятников.

Вторым ошеломляющим выводом в книге Зимина является личность автора "Слова". Им, по мнению историка, является тот самый архимандрит Иоиль Быковский, через которого рукопись попала к Мусину-Пушкину. Граф не любил распространяться о том, как приобрел список, и рассказал об этом в общих чертах одному своему товарищу — К. Ф. Калайдовичу.

Зимин был убежден, что план у Мусина-Пушкина созрел едва только тот увидел рукопись.

Архимандрит, конечно, не имел к обману никакого отношения. Скорее всего он писал песнь про князя Игоря для себя, так сказать, в стол. Ну или, чтобы попробовать силы в литературном творчестве. В качестве примера для подражания он избрал "Задонщину", героическую поэму 14 века. В ней он нашел название речки Каялы, разузнал в летописи, что на ней давным-давно, в 12 веке произошла битва между Новгород-Северским князем и половцами, и выбрал этот эпизод в качестве сюжета.

Написав "Слово", Иоиль, вероятно, остыл к нему, решил попробовать себя в поэзии, но стихи выходили откровенно плохими. В общем, творчество архимандрит забросил, все написанное сложил в сундук с бумагами и занялся более важными церковными делами. Сундук этот в числе прочих монастырских архивов и купил Мусин-Пушкин.

Действовать граф решил не сразу, дождался смерти архимандрита, и только после этого опубликовал произведение. Пока Иоиль был жив, печатать его текст и выдавать за древнерусский памятник было рискованно. Архимандрит в два счета изобличил бы подделку. А вот, когда самого главного свидетеля не стало, можно было делать что угодно.

Работа Зимина наделала много шума в научных кругах. Полемика, вроде бы затихшая в 1960-х годах, развернулась с новой силой. Помимо историков к ней подключились и лингвисты.

В 2008 году вышла монография известного отечественного языковеда А. А. Зализняка, того самого, который изучал и расшифровывал новгородские берестяные грамоты. Академик Зализняк озаглавил свой труд также просто, как и Зимин: "Слово о полку Игореве: взгляд лингвиста". В нем он, понятное дело с лингвистических позиций, разбивает в пух и прах версию о позднем происхождении "Слова".

А. А. Зализняк во время лекции о берестяных грамотах из раскопок 2008 года. Источник: Википедия
А. А. Зализняк во время лекции о берестяных грамотах из раскопок 2008 года. Источник: Википедия

Зализняк утверждает, что выводы Зимина по лингвистическим вопросам весьма поверхностны, а в некоторых случаях и целиком ошибочны. Все это происходит потому, что Зимин — не лингвист, а историк. А все мы хорошо знаем, что бывает, когда кто-то начинает мерить гармонию алгеброй. Взять хотя бы математиков Носовского и Фоменко, перекроивших всю мировую историю только потому, что вдруг выяснили, что на свете существуют разные системы летосчисления.

Но еще больше возмутила академика кандидатура архимандрита Иоиля, выдвинутая на роль автора "Слова". Невозможно, считает Зализняк, даже будучи умнейшим человеком, любителем словесности, каким безусловно был архимандрит Иоиль, так правдоподобно сымитировать не только язык 12 века, но и все культурные реалии, и диалекты, которыми насыщен текст памятника.

Зимин не смог возразить Зализняку, потому что в 1980 году умер.

Таким образом, последнее слово осталось за лингвистами, а версия Зимина, так и осталась версией. Новых доказательств тому, что "Слово о полку Игореве" было написано не около 1185 года, а позже, пока не предъявлено. В науке (и в школьных учебниках) сохраняется старая, традиционная датировка.

А вы как считаете? Правдоподобна ли версия Зимина?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic