hebe_frivolous wrote in chitate_li

Categories:

Греческая трагедия и любители спойлеров

Греческая трагедия. Иллюстрация Ж. Барбье, 1917 г.
Греческая трагедия. Иллюстрация Ж. Барбье, 1917 г.

Несмотря на то, что Античность была давно, а Средневековье как раз сейчас, от нее сохранилось довольно много литературных произведений, почетное место среди которых занимает греческая трагедия. Три ключевые фигуры жанра: Софокл, Эврипид и Эсхил. На трагедийные представления в Древней Греции чаще всего ходили те, кто прекрасно знал, чем всё закончится. Название трагедии само по себе было спойлером.

Помимо греческой трагедии есть еще греческая комедия, ярчайшим представителем которой является Аристофан. Удивительно (на самом деле нет), но читать комедии во много раз увлекательней чем трагедии, особенно если в них не милый, добродушный юмор, а хлёсткая сатира. Вот у Аристофана как раз последнее. Мой выбор номер один — «Женщины в народном собрании». Там женщины решают переодеться мужчинами и идти в народное собрание, принимать нужные им законы. Перед этим репетируют и вдруг понимают:

Все это превосходно мы обдумали.
Но вот чего не рассчитали: как же мы
Подымем руки при голосовании?
Ведь только ноги задирать учили нас.

Но сегодня речь о трагедиях, а вернее о том, для чего их писали драматурги и на какую публику они были рассчитаны.

Самыми частыми сюжетами в древнегреческой трагедии были, конечно, мифы и легенды, а самыми узнаваемыми персонажами: Эдип, его дочь Антигона, серийная убийца Медея, Прометей, ослушавшийся богов и раскрывший кандидатов секрет огня людям, — и прочие злополучные герои, которым не повезло в жизни.

Эдип и Антигона. Художник А. Бродовский, 1828 г.
Эдип и Антигона. Художник А. Бродовский, 1828 г.

Аристотель считал, что трагедии пишут и смотрят, чтобы испугаться и очиститься от страстей, т.е. чтобы в душе совершился катарсис. Совсем недавно, однако, выяснилось, что в сочинение величайшего философа возможно вкралась описка (всего-то ошиблись в одной букве), и слово «страсти» следует читать как «уроки».  И тогда катарсис — это не очищение от страстей, а уразумение неких уроков. Последнее применительно к трагедии звучит логичней и естественней. Вы не находите?

Ведь трагедии смотрели не только закоренелые греховодники, но и приличные граждане, научившиеся к тому времени смирять в себе страсти, а также молодежь, и дети, и мудрые старцы, философы и юродивые. Зачем же им очищаться от страстей, которых у них нет? А вот извлечение жизненных уроков  — полезно всем.

Трагедия задумывалась и создавалась как воспитательное средство. Она учила жизни, на наглядных примерах объясняла устройство мира и причинно-следственные связи в нем. Объясняла, понятное дело, с точки зрения древних греков, которые все толковали через призму мифа, тотема, магии и прочей натурфилософии.

Уяснив основную функцию древнегреческой трагедии, мы сразу же поймем, почему на нее ходили в основном те, кто любил спойлеры, ну, или скажем так, те, кто не боялся их. Само название трагедии прямо с порога указывало на то, о чем в ней будет говориться. Ведь мифы были хорошо известны всем гражданам и даже негражданам Эллады.

Аристотель. Художник Ф. Айец, 1811 г.
Аристотель. Художник Ф. Айец, 1811 г.

Если зритель покупал билет на «Эдипа», то прекрасно знал, что главный герой, сам того не подозревая, убьет собственного отца, женится на матери, а потом случится вся остальная неизбежность. Если в названии значились Агамемнон, Орест или Электра, все понимали, что речь пойдет о матереубийстве, а сам преступник, в зависимости от представлений автора, будет либо горько каяться (у Эсхила), либо торжествовать (у Софокла), либо уступать напору сестры, жаждущей крови матери, словно голодная собака куска мяса (Еврипид).

Если в титрах стоял Аякс, а рядом с подмостками слышалось жалобное блеяние, зритель предвкушал сцены, когда главный герой перебьет по ошибке стадо скота, а протрезвев потом заколется сам, бросившись на врытый в землю меч. Очень хлопотный способ, как по мне. Хотя вон Эдип поступил еще глупее.

Для современного человека миф — это разновидность сказки, а для древнего грека — священное предание. И вносить в него редакторскую правку, переписывать под себя или делать альтернативную концовку было в то время абсолютно немыслимо. Орест сколько бы он не мялся и не вопрошал себя «хорошо или плохо убивать мать?», никак не мог пощадить Клитемнестру.  А царь Эдип, узнав, что Иокаста — его родительница, не мог повеситься или сбежать в пустыню.

Орест, преследуемый фуриями. Художник Д. Сарджент, 1921 г.
Орест, преследуемый фуриями. Художник Д. Сарджент, 1921 г.

Афиняне, глядя на сцену, следили не за развитием событий, а за качеством пьесы, за тем, как хорошо автор-постановщик (в Древней Греции обыкновенно это было одно лицо) сумел рассказать историю. Плюс, конечно, оценивали игру актеров.

В то время как зрители оценивали автора, сам он украдкой воздействовал на них с помощью своего произведения. Та самая воспитательная функция. Задачей художника было доказать, что только его трактовка событий верная. Еще одно направление работы: обратить зрителя в свою веру, переманить у драматурга-конкурента, сделать лояльным себе.

Но чему, например, мог научить представителя античной цивилизации «Царь Эдип» Софокла? Казалось бы, Эдип в данном случае жертва обстоятельств. Женитьба на собственной матери произошла по чистой случайности. Зная о своем проклятии, он даже убежал от приемных родителей, полагая их настоящими. Но жестокий рок все равно осуществил пророчество, и Эдип не вынеся позора, выколол себе глаза и всё

Фрейд считал, и пусть это останется на его совести, что в каждом мужчине с детства живет желание убить отца и жениться на матери. Любой, кто прочел пьесу, поймет, однако, что ничего такого Эдип, конечно, не желал, а, напротив, ужасался выпавшему жребию и всеми силами старался отвратить его.

Почему боги карают Эдипа? Может быть за то, что он убил незнакомца (отца), оскорбившего его на каком-то перекрестке, сто лет назад? Маловероятно. По понятиям древних греков нанесенное оскорбление смывалось кровью, и вины Эдипа в смерти Лая, следовательно, нет. Да и грех убийства был не тяжким, как потом в христианстве.

Эдип и Сфинкс. Художник Г. Моро, 1864 г.
Эдип и Сфинкс. Художник Г. Моро, 1864 г.

Некоторые еще предлагали считать, что Софокл изображает Эдипа как жертву слепой судьбы (именно поэтому и сам Эдип слепнет, хотя такой уровень метафор, кажется, грекам был еще не доступен). Мол, рок неумолим и в этот раз попал на Эдипа. А до этого на его отца, а потом на его детей. Ну, так получилось. Но в чем тогда воспитательная роль трагедии? Если жизнь — рулетка, то воспитывай, не воспитывай, ни к чему в итоге не придешь.

А вот Аристотель писал, что трагедия должна вызывать у зрителя чувство страха и сострадания одновременно. И с этой задачей, думается, Софокл справился блестяще. Эдип ведь по сути сходит с ума и именно этим объясняется такое нелепое самонаказание. В самом деле, или убился до смерти или ушел скитаться, но заниматься членовредительством, чтобы мучиться всю жизнь?

Вина Эдипа, на мой взгляд, в том, что он не смирился перед божественной волей. Захотел сам решать свою судьбу. Пошел против закона небес. Он — песчинка, против всемогущих олимпийцев, а то и кого подревнее. Да, боги Древней Греции не такие великодушные как наш родной Христос, да, они требуют «плохого» от Эдипа, как Ягве потребовал от Авраама принести в жертву Исаака, и только в последний момент признался, что это была обычная проверка. Да законы Зевса — это пародия на мораль. Но, как говориться, выбирать не приходится. Другой реальности у Эдипа все равно нет.

А вы читали великих греческих трагиков? А комедии Аристофана? Что-то полезное для себя почерпнули? :))

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic