Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Приветственное и напутственное

В сообществе можно и нужно обсуждать книжки (фильмы, спектакли), писать собственное мнение о прочитанном, вступать в дискуссии и отстаивать с пеной у рта свою точку зрения.

Авторы могут публиковать ссылки на собственные книги (в том числе и на Самиздат) с аннотацией.

Модерации пока нет, обязательных тегов тоже. Чтобы запостить инфу, всего-то и надо — присоединиться к сообществу. 

Пожалуйста, в стенах сообщества, не нарушайте Конституцию, не хамите участникам и не спамьте. В остальном — полная свобода.

«Лавр» Водолазкина: историография русской души

Роман Е. Водолазкина «Лавр», рассказывающий о жизни и смерти травника Арсения — произведение безусловно постмодернистское. Только современный писатель может так гладко описать историю жизни средневекового человека, не скатившись при этом в вычурный старославянский «штиль». 

Collapse )

Рецензия на книгу Евгения Лукина «Чушь собачья»

Основной инстинкт

Трудно придумать абсолютно новую идею для сюжета. На первых страницах этой книги хочется сказать «Чушь собачья!», в середине повествования думаешь «такое вполне возможно», а прочитав до конца, говоришь себе — «автор абсолютно прав»!

Перед вами повесть о животном начале внутри человека. Карл Густав Юнг однажды написал: «Человек — это животное, которое сошло с ума». Наверное я лучше отношусь к людям и сказал бы по другому: «Человек — это животное, отягощённое разумом».

От ума и мыслей появляется тяжёлое бремя быть человеком. Животным намного проще. Что-то внутри нашего мозга заставляет людей совершать великие подвиги и не менее великие подлости. 

Евгений Лукин в этой повести создаёт мир, в котором часть людей работают собаками, а после службы оказываются людьми, наедине со своими человеческими проблемами и мыслями. И вынужденное состояние «человека разумного» оказывается весьма тяжёлым. Практически горьким похмельем после насквозь правильной собачьей жизни.

И многие предпочитают быть псами. Всё чётко определено: добро — это служить хозяину. Зло — это всё остальное. Никаких полутонов, метаний, мудрствования и поиска смысла. И жить с такой философией намного комфортнее.

Collapse )

Джордж Оруэлл, «1984»

Увидел у себя в ленте рецензию и решил сюда репостнуть

Роман Джорджа Оруэлла «1984» был написан в конце 40-х годов XX века на волне начинавшейся «холодной войны» как злой антисоциалистический памфлет.

Каким же представлялся антикоммунисту Оруэллу тогда ещё далёкий 1984 год? В мире всего три сверхдержавы. Власть в Океании (территория Америки и Великобритании) захватила некая Партия. У Партии одна цель - властвовать. Но для этого надо, чтобы народ был бедным и невежественным. Однако технический прогресс независимо от воли властителей неизбежно привёл бы к подъёму благосостояния масс, к их активности, и люди восстали бы против жестоких властителей. Чтобы это предотвратить, чтобы удержать народ в бедности, надо уничтожить «избыточную продукцию». Абсурдность уничтожения полезных предметов будет очевидна для людей. И власть придумала хитроумный выход из положения: Collapse )

2045-й. Эпизод 1. Откровения бывшего мультимиллионера

Современная российская анимация. Причем чего — красной политоты! Аккурат к Первомаю на ютуб-канале студии Думай Сам /Думай Сейчас состоялся релиз пилотного эпизода сериала "2045-й". Начало немного натужное, но затем — блеск! Чистая пятёрка. Пусть и без "с плюсом" — за мелкие недочеты, особенно вначале.

Вообщем, российские авторы «пробуют представить себе общество будущего» — конечно же, побеждающего социализма. Которое по большей части подается рассказом бывшего олигарха, на самом деле оказавшегося порядочным человеком (прям Жун Ижэнь!). Есть "кино в кино" с фрагментом из антиутопии Ивана Ефремова «Час Быка» с Фай Родис.

Описание от авторов: «Почти 16 лет назад в России свершилась вторая пролетарская революция. Частная собственность на средства производства ликвидирована, а на территории большинства бывших советских республик и нескольких европейских стран появилась новая держава — Альянс Социалистических Государств Евразии…»

Вот трейлер (ссылка на полный видос будет ниже)Collapse )

Летать легко

Александр Гребенкин  «Люди как птицы»

Гера умеет летать. Это настоящий полёт – не просто высокий затяжной прыжок балерины.

Кроме того, молодая женщина умеет делать и другие вещи. Например, путешествовать в пространстве и времени, используя в качестве портала картины, или  подталкивать  людей к безобидным действиям, помогая им силой своей мысли.

Книга Александра Гребёнкина,  наполненная  волшебством, написана прекрасным образным языком, там, где это необходимо, воссоздающим  чуть витиеватую речь  начала двадцатого столетия.

Происходящие в книге события охватывают большой промежуток: героиня за это время успевает  обрести и потерять любовь, побывать в специальном лагере, где изучают её способности, бежать, встретить новую любовь, состариться.

Если отбросить фантастические приключения, можно погрузиться в реалистичную атмосферу прошлых лет. Действительность, включающая в себя  споры о новом искусстве, время репрессий, годы войны, дана полунамёками, но узнаваема. За некоторыми именами  прослеживаются реальные исторические фигуры.

Повествование  по большей части ведётся от первого лица и напоминает дневниковые заметки.

Дар, данный героине, необычен, но не уникален. Не каждому дано стать человеком-птицей, но некоторым при особом состоянии тела и духа это доступно.

Образ Геры в какой-то степени символичен. Она олицетворяет  внутреннюю свободу,  чистоту души, творческие порывы, стремление к единению с миром.

И кто безумен в этом мире?

Уинстон Грум  «Форрест Гамп»

История умственно отсталого юноши, рассказанная им самим, вызывает самые разные эмоции. Это и сочувствие, и удивление, и понимание, и недоумение, и радость за особо удачные моменты, и умиление, и внезапное раздражение: "Да ну, это уже бред сумасшедшего". И уже в следующее мгновение осознание: « А кто обещал что-то иное, Форрест идиот от рождения. Это официальный диагноз"

Иногда фантазии и реальность переплетаются настолько плотно, что сложно сразу заметить границу. Остаётся лишь сортировать сказанное, уличая в преувеличении или неправдоподобии.

Но вот что интересно: страдающий слабоумием Гамп порой выгодно отличается от окружающих его нормальных людей. И это касается не только душевных качеств, но иногда и поступков, где необходимо проявить здравый смысл.

Экранизация книги оказалась весьма успешной, но, принимаясь за просмотр несколько раз, так ни разу фильм и не осилила, а вот книгу прочла.

Если поначалу и возникли какие-то ассоциации с "Цветами для Элджернона"  Дэниэла Киза, то очень скоро стало понятно, что книга абсолютно другая и по эмоциональным краскам, и по атмосфере, и по отношению к действительности.

Если роман Киза наполнен драматизмом, то книга Грума - это гротеск, ироничная насмешка над  мечтой об идеальном будущем, с точки зрения обывателя.

Главный герой, пройдя большой путь, наполненный самыми невероятными приключениями, в какой-то мере остаётся все тем же мальчиком из начальной школы, твёрдо уверенным в том, что он, «может, и идиот, но не тупой же».

А жизнь продолжается

Энн Пэтчетт «Прощальный фокус»

Фокусы были частью жизни Сабины. Важной её частью. Именно они свели женщину с глубоко любимым человеком – иллюзионистом Парсифалем. Сабина была  его ассистенткой, наперсницей, верным другом, а в последний год ещё и женой.

«Ты будешь моей вдовой?» - так звучало предложение о браке: больной СПИДом  гомосексуалист Парсифаль, умирая вслед за любовником, хотел таким образом обеспечить будущее своей подруги. Умер он гораздо раньше возможного отпущенного срока – от аневризмы.

«Парсифаль умер. Конец», - именно с этих слов начинается книга. О чём, казалось бы, ещё говорить. Однако мёртвый Гай (так его звали на самом деле) остаётся одним из главных героев повествования до самого конца.

Тоскующая по мужу Сабина сближается с семьёй покойного (оказывается, они, вопреки словам Парсифаля, все живы) и старается как можно больше узнать о мужчине, которого безответно любила всю жизнь.

Недоверие и даже раздражение сменяется пониманием, принятием и обретением новых близких людей, помогает не поддаться горечи и депрессии, ощутить тепло.

Парсифаль – гей. Но роман не об этом. В книге нет ни подробностей, ни чувственных сцен. Только констатация факта. Уж не дань ли литературной моде? Назови автор другую причину безответности чувства и великой жертвенности, ничего бы не изменилось.

Из маленьких деталей, мелких штрихов постепенно складывается полный образ глубокого, чуткого, ранимого, светлого человека, который и после смерти объединяет любящих его людей.

Целиком посвятив себя мужчине, который никогда не ответит взаимностью, оставаясь в его тени в жизни и на сцене, Сабина, оказавшись среди родных Парсифаля,  всё же  задумывается, наконец, и о собственной жизни. Пока это лишь мысли. Финал даёт место читательской фантазии. Как сложится судьба  женщины в дальнейшем, можно лишь гадать.

Жизнь провинциального города, жестокость родителей, семейное насилие, поиски своего места в жизни, право быть непохожим, не изменяя себе – обо всём этом, так или иначе, рассказывает Пэтчетт. Проблемы лишь затронуты, их исследования и уж тем более решения автор не предлагает, но будучи обозначенными, эти болевые точки влияют на послевкусие.

«Просто встретились два одиночества»...

Серж Жонкур  «Опасная связь»

Фобией Авроры становятся два ворона, поселившиеся на дереве во дворе.  Когда-то здесь жили горлицы. Теперь их место заняли крикливые чёрные птицы. Женщина даже свет старается не зажигать лишний раз, потому что ей кажется, что птицы за ней следят.

Несколько шагов через двор к своей лестнице А – это настоящая пытка.  И кажется, что именно с появлением этих зловещих птиц под откос покатилась жизнь: муж всё отдаляется и отдаляется, дело, которому посвятила жизнь, начав его с нуля, разваливается на глазах, партнёр, кажется, строит козни, да ещё и странный сосед возникает в поле зрения в самый неподходящий момент и пугает своей огромной фигурой и вечным холодным спокойствием.

Людовик, переехав в Париж после смерти жены, никак не может привыкнуть к этому суетливому высокомерному городу. Он тоскует по утраченному, лелеет пустые мечты, занимается делом, которым вряд ли кто будет гордиться, мотается в родительский дом и каждый раз встречает настороженность со стороны  всех домашних, которые  не могут простить Людовику чувство собственной вины: дом стал тесен для всех, и именно Людовик уехал, освободив пространство и  оставив притязания на свою долю в общем имуществе. А тут ещё эта прекрасная недоступная соседка из мира респектабельных буржуа...

Автор сталкивает  друг с другом этих очень одиноких неидеальных людей и вовлекает в круговорот запретных страстей.

Рассказывая параллельно о судьбе каждого из них, Жонкур и читателя втягивает в этот круговорот, заставляя проникаться чужими  тоской и импульсивностью, испытывая  то неприятие, то недоумение, то сострадание.

В книге нет безусловно счастливых людей. Может быть потому, что «редко встречаются те, кто по-настоящему дают, по-настоящему слушают». Даже короткое счастье Авроры и Людовика замешано на измене и боли, муках совести и боязни скорой утраты.

«Мало со стороны казаться сильным, надо еще и решиться быть таковым», - наверное, именно об этом вся книга с неоднозначным финалом. Хочется верить, что впереди у её героев всё-таки больше света, чем безысходности.

Оценка 4/5

Апокалипсис никто не отменял? Или продолжение следует...

Рецензия на дилогию Михаила Харита «Рыбари и виноградари» и «Рыбари и виноградари. В начале перемен».

Когда этот всё началось?

Для меня с простых детских сказок. 

Ни один вечер не обходился без настойчивого: «Почитай!» с которым я обращалась к бабушке, папе, маме, ко всем кто в этот момент был рядом.

Сказки с детства внушают, что серый волк, Кащей и злая колдунья должны обязательно погибнуть.  И никто не объясняет, что отрицательные персонажи тоже живые. У них есть дети, мечты, желание выжить. Нам говорят - так устроен мир! 

Дальше больше. Дети вырастают и на уроках истории им повторяют тот же сюжет, только с  более печальным концом. Учителя с упоением рассказывают, как зарождаются и гибнут великие народы и цивилизации. И никто не объясняет почему. Жили народы не тужили, налетели римляне, варвары… В общем все погибли. Объяснение то же - так устроен мир!

На биологии тоже самое. Все что когда-то родилось должно обязательно исчезнуть.

В конце концов, мы смиряемся с законами мироздания и живем в ожидании будущего Апокалипсиса.

«За что, за что, о Боже мой?» - поет человечество, дружно шагая к концу света.

В дилогии «Рыбари и виноградари» автор Михаил Харит предлагает людям невероятный выход из казалось бы  тупиковой  ситуации. 

Кто ищет тот всегда найдет!

История поиска противоядия от Апокалипсиса рассказывается автором от имени шести разных личностей. Хотя самом конце повествования проявляется и седьмая, на мой взгляд самая загадочная.  

Collapse )