Category: эпоха потребления

Category was added automatically. Read all entries about "эпоха потребления".

Приветственное и напутственное

В сообществе можно и нужно обсуждать книжки (фильмы, спектакли), писать собственное мнение о прочитанном, вступать в дискуссии и отстаивать с пеной у рта свою точку зрения.

Авторы могут публиковать ссылки на собственные книги (в том числе и на Самиздат) с аннотацией.

Модерации пока нет, обязательных тегов тоже. Чтобы запостить инфу, всего-то и надо — присоединиться к сообществу. 

Пожалуйста, в стенах сообщества, не нарушайте Конституцию, не хамите участникам и не спамьте. В остальном — полная свобода.

Греческая трагедия и любители спойлеров

Греческая трагедия. Иллюстрация Ж. Барбье, 1917 г.
Греческая трагедия. Иллюстрация Ж. Барбье, 1917 г.

Несмотря на то, что Античность была давно, а Средневековье как раз сейчас, от нее сохранилось довольно много литературных произведений, почетное место среди которых занимает греческая трагедия. Три ключевые фигуры жанра: Софокл, Эврипид и Эсхил. На трагедийные представления в Древней Греции чаще всего ходили те, кто прекрасно знал, чем всё закончится. Название трагедии само по себе было спойлером.

Помимо греческой трагедии есть еще греческая комедия, ярчайшим представителем которой является Аристофан. Удивительно (на самом деле нет), но читать комедии во много раз увлекательней чем трагедии, особенно если в них не милый, добродушный юмор, а хлёсткая сатира. Вот у Аристофана как раз последнее. Мой выбор номер один — «Женщины в народном собрании». Там женщины решают переодеться мужчинами и идти в народное собрание, принимать нужные им законы. Перед этим репетируют и вдруг понимают:

Все это превосходно мы обдумали.
Но вот чего не рассчитали: как же мы
Подымем руки при голосовании?
Ведь только ноги задирать учили нас.
Collapse )

«Лавр» Водолазкина: историография русской души

Роман Е. Водолазкина «Лавр», рассказывающий о жизни и смерти травника Арсения — произведение безусловно постмодернистское. Только современный писатель может так гладко описать историю жизни средневекового человека, не скатившись при этом в вычурный старославянский «штиль». 

Collapse )

Чем мне не понравилась Донна Тартт

«Тайная история» — первое, что я прочла у нашумевшего пулитцеровского финалиста. Второго шанса у него не будет. Книга совсем не впечатлила. Полагаю, что и остальное у Тартт в том же духе.

До конца дочитывать не стала. Не вынесла долгого и нудного рассказа, как убийцы деградируют и погружаются в бездну. Можно подумать, кто-то мог решить, что убийство — это нечто созидательное, и совершившие его вдруг начнут эволюционировать (привет Раскольникову).

Collapse )

Чем мне не понравился Несбё

Знакомство с этим автором началось у меня с книги «Королевство» и подозреваю на ней же и закончится. Есть риск, что до конца и это не дочитаю. И остальное у него читать не буду.

В сети Несбё иначе как мастером и литературным гением не называют, а книги его выходят с неизменным флажком «бестселлера». Подавляющее большинство отзывов восторженные. 

Если честно, мне очень сложно понять, за что его так любят. Гораздо логичнее было бы его не любить. И вот почему.

Collapse )

Агата Кристи и Чехов

Всех давно мучает вопрос о бешеной популярности Агаты Кристи. По слухам, она самый продаваемый автор в мире после Библии и Шекспира. Про последнего, кстати, не точно. Может быть А. Кристи даже ДО Шекспира. 

Моё мнение — феномен Кристи очень схож с феноменом Чехова. И их неослабевающая популярность обусловлена одинаковым набором причин.

Во-первых, у Кристи свой созданный мир, в котором очень уютно, и из которого в буквальном смысле слова не хочется уходить. Или хочется возвращаться все снова и снова. 

У Чехова то же самое. Поэтому его пьесы ставят до сих пор, а рассказы читают и перечитывают. Помню, я просто «провалилась» в «Бабье царство», как будто оказалась там — так живо было впечатление.

Collapse )

Любовная vs гражданская лирика Ахматовой

Творчество Ахматовой принято делить на три периода: ранний — до 1920-х. Послеоктябрьский — со сталинского десятилетия и до смерти вождя и зрелый — когда она подводит итоги и живет более-менее спокойно, не вздрагивая из-за каждого шороха.

Ахматова с сыном. Фото 1926 г.
Ахматова с сыном. Фото 1926 г.

Для каждого из этих этапов Ахматова написала программное произведение. Ну почти. 

Collapse )

Главный герой как образец для подражания

Речь, конечно же о классике.

Хотя, может быть кто-то знает современные произведения, где герой поступает по совести? Только, прошу не Рэмбо — первая кровь.

Самым топовым в этом плане, на мой взгляд, может считаться Петруша Гринев из «Капитанской дочки»

М. Даменцкий в роли Петра Гринева в фильме "Русский бунт", 2000 г.
М. Даменцкий в роли Петра Гринева в фильме "Русский бунт", 2000 г.

По ходу действия Гринев несколько раз оступается (например, когда Зурин вовлекает его в игру на деньги) и каждый раз, помня заветы отца: «Служи верно, кому присягаешь» и «Береги платье снову, а честь смолоду», возвращается на прямую дорожку.

Хотя платья снову, как мы помним, Петруша не сберег. Заячий тулупчик отдал первому встречному, наказ нарушил. Однако, цель поступка благая — помощь нуждающемуся, значит поступок правильный и зачтется в карму, что и наблюдаем далее.

Collapse )

Любите ли вы Лавкрафта?

Прочесть рассказ Г. Ф. Лавкрафта «Зов Ктулху» мне захотелось после того, как узнала, что некоего учителя литературы (и русского языка, надо думать) уволили за то, что он декламировал это произведение детям прямо на уроке. Декламацию он записал на айфон и выложил на Ютюб.

Честно скажу, читал товарищ не очень, но увольнять педагога только за то, что у него плохая дикция как-то стремно, вы не находите? Вряд ли Трудовой кодекс это одобряет.

О Лавкрафте, конечно, приходилось слышать и до этого. И не мало. Прочла про него в Википедии. Там его произведения выделяют в целый поджанр, а самого автора чествуют чуть ли не на уровне Э. По.

Collapse )